Второе рождение завода

В недавнее время Назрановский завод электродвигателей малой мощности был на слуху, но последние год-два о нем не было ничего слышно. Я уже, грешным делом, подумал, что предприятие перестало существовать. Каково же было удивление, когда на выставке, посвященной форуму «Деловая Ингушетия – 2017», я увидел павильончик этого завода, а у входа в него – действующую модель водяного электронасоса. Радушно встречал посетителей у входа мой старый знакомый – генеральный директор ГУПа «НЗЭММ» кандидат физических наук Мурат Вышегуров. Не виделись мы давно и, видя мое недоумение, Мурат пояснил: «Завод жив, выпускает продукцию и у нас неплохие перспективы». Договорились с М. Вышегуровым встретиться через пару дней непосредственно на предприятии, чтобы поговорить более подробно.

У этого предприятия не очень длительная, но сложная история. Впервые в официальных государственных документах он упоминается в Указе Президента РФ от 25 февраля 1993 года за номером 280 «О неотложных мерах по государственной поддержке становления и социально-экономического развития Ингушской Республики». В нем говорилось о завершении проектирования и последующем строительстве завода по производству электродвигателей малой мощности, предусмотрев на эти цели выделение средств из республиканского бюджета Российской Федерации… Идея включения в Указ этого предприятия принадлежала Арсамаку Арсамаковичу Мальсагову, который хорошо известен в Ингушетии, и в дополнительном представлении не нуждается. Вскоре он стал и директором строящегося завода. Смею утверждать, что это было для него благом. В условиях, когда сама Российская Федерация только-только формировалась как самостоятельное государство, всюду царила финансовая и хозяйственная разруха, только самоотверженность и огромный опыт работы директором завода «Электроинструмент» и председателем Госплана ЧИАССР А. Мальсагова, позволили этому проекту обрести реальность. Перипетии борьбы за появление этого предприятия на экономической карте Ингушетии подробно описаны в книге

А. Мальсагова «Былое и жизнь созидателя». И почти все эти годы рядом с ним был его заместитель М. Вышегуров. Когда первый директор завода ушел на пенсию, он и занял этот пост. Вот, что об этом пишет в своей книге А. Мальсагов: «… в конце первого полугодия 2009 года исполнение обязанностей директора завода возложили на М. Вышегурова. После банкротства завода, он продолжал исполнять эти обязанности добровольно, без оплаты, не числясь ни в каком качестве и делает это до сих пор». Книга вышла в свет в 2014 году, следовательно, Мурат как минимум пять лет работал без зарплаты, спасая от ухода в небытие предприятие, к которому прикипела душа.

– Что же тебя заставляло работать безвозмездно столько лет? – вопрос, который я задал Мурату при встрече уже на заводе.

– Жалко было сил и трудов, вложенных и Арсамаком Арсамаковичем, и мною за все те годы, обидно было за людей, которые связали свою жизнь с заводом и должны были оставить свои семьи без средств к существованию. Я верил, что у предприятия есть перспективы, но нам мешали различные бюрократические барьеры. Помню, в 2006 году мы заключили с дилерами договора на поставку им в 2007 году 30 тысяч бытовых насосов «Ручеек». На момент заключения договора наши мощности не позволяли производить такое количество изделий. Однако, мы рассчитывали на дофинансирование остатка сметного лимита из бюджета РФ, что позволило бы закупить недостающее оборудование. Деньги эти не получили. К тому же, в конце 2006 года Минэнерго, к которому мы относились, без согласования с Правительством РИ, которое внесло более 50% стоимости затрат на строительство завода, приватизировало его и передало 100% акций Росимуществу. Так мы стали открытым акционерным обществом. Это своевольное бюрократическое решение Минэнерго лишило предприятие права на получение средств сметного лимита и финансовой поддержки Правительства РИ – они по закону не имели право в такой форме помогать акционерному обществу.

К тому же, на нашу беду, российский рынок заполнили дешевые насосы китайских производителей. Все это привело к тому, что заводу пришлось пережить процедуру банкротства. Не буду говорить о дальнейших перипетиях нашей борьбы за выживание. Скажу лишь, что сегодня мы существуем в форме государственного унитарного предприятия и у нас есть реальные планы вернуть свои позиции на рынке, утерянные за те четыре-пять последних лет, что мы не работали.

– Была эпопея с попыткой наладить на ваших производственных площадях южно-корейских автобусов…

– Это был реальный проект, его осуществлению помешал начавшийся в 2014 году кризис. И тогда мы с инициаторами этого проекта решили объединиться и возобновить выпуск бытовых водяных насосов с верхним и нижним забором воды. Благо, что кризис сделал китайские насосы на российском рынке дороже и мы теперь успешно конкурируем.

– Кто у вас их покупает?

– Я уже говорил, за годы простоя мы утратили свои позиции на рынке. Восстанавливать их трудно, но подвижки есть. Удалось установить отношения с предпринимателями Ставрополья, Ростовской области. По мере наращивания объемов будем расширять рынки сбыта.

Большие надежды мы связываем с сотрудничеством с недавно вступившим в строй Малгобекским заводом светодиодной аппаратуры. Его руководство проявило заинтересованность в том, чтобы мы производили для них плафоны, крепления и т.п. Уже заключены два контракта на общую сумму 26 млн. рублей.

– В связи с освоением этих новых для вас видов продукции вам пришлось покупать какое-то оборудование?

– Нет. Наш завод оснащен очень хорошим оборудованием и оно успешно справляется с новыми задачами. Мы только закупаем сырье.

– Сколько человек работает на предприятии в настоящее время?

– Пока не очень много – 56. Рассчитываем, что в конце нынешнего года нас будет 100. Дальше пока не заглядываю. Посмотрим как будет развиваться экономическая ситуация в стране.

Газета «Сердало»

Вам также могут понравиться Еще от автора